Обсудить с коллегами
/
Люди фармы

«Имеет смысл фокусироваться на том, что будет действительно важно хотя бы через год, а лучше через 5 лет»

15 Ноя 2021


Почему медицинская функция фармкомпаний становится стратегической? Какие возможности профессионального развития есть у врачей и молодых ученых в фарме? Как медицинским специалистам, работающим в фармкомпаниях в России, сделать международную карьеру? И на чем в долгосрочной перспективе будет сконцентрировано внимание ведущих фармацевтических игроков?

Разговариваем с Дмитрием Колодой, медицинским директором AbbVie  в России и СНГ


Medpred.ru: Как вы пришли в фармотрасль? Какие задачи и вызовы вас мотивировали, вдохновляли?  Расскажите о вашем профессиональном пути.

Дмитрий Колода: В детстве врачи казались мне магическими персонажами – много знают, выполняют разные манипуляции, выписывают препараты и помогают людям. В школе я интересовался химией и биологией больше, чем математикой и физикой, и постепенно пришел к мысли о том, что хорошо бы поступить в медицинский. Решил разобраться сам, как сделать так, чтобы люди меньше болели. Родители меня поддержали, хотя сами не врачи: отец - военный, мама - инженер. В итоге я поступил в Сеченовский Университет (в то время он назывался Московской Медицинской Академией – ММА). Помимо учебы, я стал интересоваться научной работой. К счастью, в университете была уникальная возможность для развития – факультет подготовки научных и научно-педагогических кадров (ФПНПК), который в дополнение к стандартной программе давал студентам возможность заниматься научно-исследовательской деятельностью, готовил научных сотрудников. Это был принципиально новый формат обучения: маленькие группы, сильные однокурсники, лучшие преподаватели, два иностранных языка, стажировки за рубежом, ежегодные научные проекты. Высокая нагрузка и здоровая конкуренция сделали свое дело – большинство выпускников этого факультета сегодня определяет развитие российской медицинской науки в самых разных областях. Мне удалось поступить, и это было знаковое решение в моей жизни, которое во многом определило дальнейший профессиональный путь. Кстати, факультет подарил мне не только знания, но и знакомство с будущей супругой. С тех пор мы вместе больше 20 лет, растим двух замечательных детей.



Одновременно с практической работой я стал заниматься клиническими исследованиями. Это было очень интересно - новые препараты, международные стандарты проведения исследований, передовой край науки. Работа, естественно, велась в сотрудничестве с фармацевтическими компаниями. В какой-то момент компания «Новартис» предложила мне позицию советника в медицинском отделе. Я решил попробовать свои силы, тем более что задачи были тесно связаны с научной поддержкой бизнеса. С самого начала своей карьеры в фарминдустрии я работал в области сложных наукоемких продуктов. Ключевой фокус был на инновационных препаратах, сделавших существенный вклад в лечение болезни Альцгеймера и рассеянного склероза. Это был отличный опыт в сильной команде международной компании.



Затем я перешел в «Р-Фарм» и занимался там созданием научного отдела «с нуля». Было чрезвычайно интересно, но в какой-то момент понял, что одного медицинского образования мне не хватает, ведь в меде не учили управлению, финансам и т.д. У меня появилась возможность поехать учиться в бизнес-школу INSEAD, а в дальнейшем получить дополнительное образование в области разработки лекарственных препаратов в Базельском университете. В этом городе, Мекке мировой фарминдустрии, множество компаний имеют свои штаб-квартиры, где работает примерно половина населения. Этот опыт очень пригодился мне в дальнейшей работе. Я стал лучше понимать себя - что мне интересно, каким может быть мой собственный путь.

В 2016 году я пришел в компанию «Такеда» в качестве медицинского директора, эта была должность с более широким функционалом, чем на предыдущих позициях, следующий важный шаг в профессиональном развитии. За 5 лет удалось многое сделать, серьезно трансформировать медицинскую функцию, мы с командой запустили ряд крупных исследований реальной клинической практики в онкологии и гастроэнтерологии, несколько цифровых медицинских проектов, трансформировали подход к диагностическим программам и региональной медицинской поддержке, разработали программы раннего доступа и программы поддержки пациентов.

В этом году я присоединился к компании AbbVie , что стало для меня новым личным вызовом и очень интересной возможностью поработать в новых условиях, в новой команде. В AbbVie в зону моей ответственности входят медицинская стратегия и развитие портфеля компании в онкологии, иммунологии, вирусологии, офтальмологии и неврологии, исследовательские инициативы и фармаконадзор в России и странах СНГ.

 

Medpred.ru: Есть ли разница в корпоративной культуре и принципах организации бизнеса в российских и международных фармкомпаниях?    

Дмитрий Колода: Безусловно, особенности корпоративной культуры есть в каждой компании – и в российской, и в международной. Хотя принципиальных отличий между глобальными компаниями с японскими, европейскими или американскими корнями сегодня больше нет. С моей точки зрения, гораздо сильнее на культуру компании влияют её лидеры, которые берут на себя ответственность за конкретные решения и конечный результат.

Несмотря на то, что российская фарма стартовала с очень низкой базы, потому что после распада СССР большая часть фармпредприятий осталась в странах Восточной Европы и бывших союзных республиках, сейчас многие российские фармкомпании уверенно конкурируют с «большой фармой». Приведу пример. Когда я пришел в 2016 году в «Р-Фарм», медицинский отдел компании только начал создаваться, а всего через 5 лет компания вела десятки доклинических и клинических исследований, в том числе за рубежом, обладала лицензионными правами и занималась собственным производством целого ряда инновационных молекул.

 

Medpred.ru: Как, с вашей точки зрения,  изменялись задачи медицинских департаментов  фармкомпаний за последние 10 лет?

Дмитрий Колода: В целом, медицинская функция (medical affairs) в фармкомпаниях относительно молодая и продолжает эволюционировать. С определенного момента стало понятно, что новые препараты настолько сложные и наукоемкие, что компаниям нужны внутренние эксперты, которые могут выявить незакрытые потребности врача и пациента в лечении определенного заболевания, правильно сформулировать научные сообщения и обучить сотрудников других функций.



Сегодня ожидания от медицинского отдела растут, уже недостаточно делать слайды и одобрять промоматериалы – важно формулировать медицинскую стратегию развития бренда, развивать сотрудничество с внешними экспертами и выстраивать эффективную медицинскую коммуникацию, чтобы понятным языком довести до обычного врача актуальные научные данные. Если препарат предназначен для лечения редкого заболевания или представляет собой принципиально новый подход в лечении хорошо изученного заболевания, необходима заблаговременная подготовка к лончу,  и здесь сотрудники медицинского отдела первыми начинают свою работу (за 18-24 месяца до регистрации). Чем сложнее препарат, тем больше усилий нужно приложить для подготовки к выводу его на рынок.



В некоторых компаниях медицинские советники отвечают за весь спектр вопросов: и за исследования, и за работу c внешними экспертами, и за организацию мероприятий. В медицинских отделах других компаний вводится дополнительная специализация: часть сотрудников занимается поиском медицинской информации, часть - фокусируется на медицинских цифровых проектах и т.д.  Сейчас развивается направление клинических исследований. Если раньше крупные проекты 2 и 3 фазы в основном были организованы международными компаниями, то сейчас целый ряд российских компаний проводит свои клинические исследования, в рамках разработки собственных молекул, и часто делают это полностью самостоятельно. Соответственно, штат R&D подразделений растет.

 

Medpred.ru: Как в связи с этой трансформацией изменились требования к специалистам медотдела? По каким критериям вы набираете людей в команду?

Дмитрий Колода: Человек должен не только иметь профессиональные знания на экспертном уровне, но и разделять наши ценности. В первую очередь, речь идет о честности и упорстве. Нам нужны неравнодушные и активные люди, желающие менять статус-кво.  Важно, чтобы человек был ответственным, креативным, умел общаться. Также он должен любить учиться, но не в смысле непрерывно собирать сертификаты и дипломы, а быть любопытным, не бояться экспериментировать, задавать себе и окружающим новые вопросы и находить оригинальные решения, то есть быть последователем концепции «lifelong learning».

 

Medpred.ru: Нужен ли опыт работы?

Дмитрий Колода: Много людей приходит без опыта работы в индустрии, и это не страшно. Например, если научный сотрудник, который защитил кандидатскую диссертацию на профильной кафедре, апплицируется на позицию регионального медицинского советника в фармкомпанию, теоретически у него уже все необходимые компетенции есть: он разбирается в определенной нозологии, умеет писать научные статьи, делать презентации, публично выступать. Важно, чтобы он умел отлично коммуницировать, находить нужные слова для разных аудиторий, устанавливать эмоциональный контакт с собеседником.

 

Medpred.ru: Какие возможности работы в фармкомпаниях для молодых ученых?

Дмитрий Колода: В первую очередь, молодому ученому нужно понять, в какой именно области есть желание развиваться. Прикладной медицинской наукой занимаются многочисленные стартапы и у нас, и за рубежом, они пытаются перевести достижения фундаментальной науки в практическую плоскость.

Большую часть науки даже мультинациональные компании делают в одном-двух глобальных центрах R&D – «Новартис» в Базеле, «Такеда» в Бостоне, AbbVie в Иллинойсе и Массачусетсе. В эти локации сложнее попасть из России, только если есть подходящее образование и компетенции, имеет смысл подавать заявку на открытые вакансии. Есть R&D центры и у российских компаний.

Наиболее интересные лабораторные разработки проверяются сначала в доклинических, а затем в клинических исследованиях. Это по-своему интересная, хотя и серьезным образом регламентированная область, здесь во главу угла ставится точное следование протоколу исследования.

Возможностей очень много. Молодой ученый, если он любопытный, креативный человек, способный к обучению, настойчивый, умеющий искать и анализировать информацию, очень быстро способен стать частью команды.

С точки зрения возможных позиций в медицинском отделе – это может быть

  • региональный медицинский советник (medical scientific liaison, MSL),
  • монитор клинических исследований (clinical research associate, CRA),
  • специалист по биостатистике (biostatistician),
  • медицинский писатель (medical writer).

 

Medpred.ru: Человек работает в продажах и хочет перейти в медицинский отдел. Какие оптимальные шаги? Чему и как учиться, на что обращать внимание?

Дмитрий Колода: В целом, это довольно распространенная история развития. Нередки случаи, когда медицинский представитель, региональный менеджер или менеджер по работе с ключевыми клиентами (KAM) решает попробовать себя в роли MSL. Здесь важно использовать свои сильные качества. Обычно у хороших сотрудников из продаж отлично развиты навыки целеполагания, коммуникации, убеждения. Другое дело, что у них должна быть выражена склонность к научной работе, к изучению специализированной литературы, навыки ведения научной дискуссии и так далее. Некоторые компании предлагают обучающие программы и/или стажировки в медицинском отделе, чтобы дать возможность попробовать себя сотрудникам других функций.

 

Medpred.ru: Насколько реально медицинским специалистам, работающим в фармкомпаниях в России, сделать международную карьеру – переехать в Европу, Америку, другие страны? Как может выглядеть этот карьерный трек?  Какие варианты удаленной работы на зарубежных рынках? А у вас есть такие амбиции – реализоваться не только на локальном рынке?

Дмитрий Колода: Международная карьера в фарминдустрии абсолютно реальна, десятки моих коллег и знакомых проделали соответствующий путь. Более того, я нередко сам начинаю обсуждение такой возможности со своими сотрудниками, и, если им это интересно, помогаю разработать соответствующую программу развития. Классический пример – сотрудник, являясь экспертом в определенной нозологии или терапевтической области, за несколько лет проходит путь от MSL/ медицинского советника до медицинского менеджера / руководителя терапевтического направления и, демонстрируя высокие результаты, в итоге получает предложение занять пост руководителя терапевтического направления в региональной / глобальной штаб-квартире.



Есть и другие варианты. Например, в медицинском отделе AbbVie мы очень большое внимание уделяем развитию будущего портфеля компании. У нас даже есть выделенные региональные медицинские советники, ответственные за исследования препаратов, которые выйдут на российский рынок через 3-4-5 лет (так называемые pipeline MSL). Эти сотрудники отвечают за взаимодействие с исследовательскими центрами не только в России, но и в некоторых европейских странах.



Вообще, в AbbVie отличные возможности для удаленного и гибридного форматов работы. Многие сотрудники работают там, где им удобнее. Например, региональная штаб-квартира находится в Париже, но сотрудники прекрасно взаимодействуют, находясь в Дублине, Загребе, Дубае, Йоханессбурге и т.д.

Что касается меня – я родился и вырос в Москве, и очень люблю этот город, здесь живут мои близкие, работают мои друзья, учатся мои дети. С точки зрения качества жизни Москва уже не уступает, а в чем-то превосходит многие европейские города. Так что для меня самореализация больше зависит от профессиональных задач, чем от места проживания.

 

Medpred.ru: Если говорить о тенденциях развития фарминдустрии в целом, на чем в долгосрочной перспективе будет сконцентрировано внимание ведущих фармацевтических игроков? Все больше компаний биг фармы смещают фокус своей деятельности в сторону нишевых и узких направлений. С чем это связано?

Дмитрий Колода: С точки зрения технологий фармацевтические компании, как и другие индустрии, всё больше внимание уделяют DARQ – четырём ключевым технологиям, которые станут катализатором изменений в ближайшем будущем:

  • распределенные реестры (Distributed Ledger),
  • искусственный интеллект (Artificial Intelligence),
  • расширенная реальность (Extended Reality)
  • квантовые вычисления (Quantum Computing).


Если говорить о более узких специализированных технологических подходах, актуальных для фарминдустрии, то стоит упомянуть пять:


  • продвинутые цифровые коммуникации со специалистами здравоохранения (digital storytelling),
  • мониторинг социальных сетей (social media listening),
  • вовлечение пациентов и пациентских организаций в принятие ключевых решений в области здравоохранения (patient engagement),
  • использование данных реальной клинической практики (real world evidence),
  • разработка новых терапевтических модальностей (генная и клеточная терапия).


Именно поэтому мы фокусируемся на внедрении этих подходов и развитии соответствующих компетенций у сотрудников.

Действительно, интерес к орфанным заболеваниями за последнее десятилетие серьезно возрос. Логика очень проста. Часто для этих заболеваний не существует адекватного лечения, а конкретная компания, обладающая соответствующей технологией, стремится занять уникальную нишу, тем более что во многих странах регуляторные органы поощряют разработку и регистрацию орфанных препаратов, оптимизируя требования к регистрации таких продуктов.



Тем не менее, в долгосрочной перспективе очень большое внимание будет уделяться таким широким областям, как онкология, иммунология и заболевания ЦНС. Здесь бремя заболеваний огромно, потребности пациентов и врачей часто остаются незакрытыми и неудовлетворенными, соответственно, есть огромный потенциал для фарминдустрии. Особенно это касается нейронаук - с точки зрения перспектив роста фармбизнеса через 7–10 лет заболевания ЦНС могут стать «второй онкологией».  



Medpred.ru: В разработке новых молекул в последнее время эффективными оказываются маленькие стартапы и лаборатории, а компании биг фармы управляют дистрибуцией и продажами, приобретая разработчиков. Почему маленькие команды чаще находят инновационные решения, чем гиганты?

Дмитрий Колода: Действительно, в последние годы до половины препаратов, выходящих на мировой рынок, были разработаны небольшими биотехнологическими компаниями. Данная модель обусловлена низким процентом успеха каждого отдельного R&D проекта (лишь одна из 10 молекул, которые начинают изучаться в клинических исследованиях, доходит до регистрации), поэтому большим компаниям интересно входить в партнерство с множеством небольших компаний с тем, чтобы дерискинг происходил на этапе стартапа. С другой стороны, крупные компании обладают необходимой инфраструктурой, чтобы обеспечить клинические исследования, регистрацию и быстрый вывод на рынок в большом количестве стран. В России у AbbVie на разных стадиях находится более 60 клинических исследований инновационных препаратов, мы даже запускаем исследования на ранних фазах (в том числе, на первой фазе) и обеспечиваем как можно более быстрый вывод на российский рынок параллельно с выводом на рынок в США и ЕС. У нас за последние годы есть примеры, когда препарат был зарегистрирован в России раньше, чем в США и Европе. Это практически недостижимо для биотехнологического стартапа.


Medpred.ru: Какие направления для компании AbbVie сегодня приоритетные?

Дмитрий Колода: Стратегическими областями для компании являются онкология, иммунология, офтальмология и неврология. Компания инвестирует очень серьезные средства в  R&D проекты: в 2020 году общая сумма инвестиций в исследования и разработки составила $5,8 миллиардов. Более 70 тысяч пациентов из 60 стран мира были включены в клинические исследования в 2020 году. Компания имеет 8 научно-исследовательских центров и 20 производственных площадок по всему миру. При этом 75% наших клинических исследований связаны с молекулами, имеющими принципиально новый механизм действия, что поможет компании удерживать технологическое лидерство в среднесрочной перспективе.


Medpred.ru: Опишите вкратце свой рабочий день. Есть ли в нем время на активности, не связанные с работой? Как вы отдыхаете?

Дмитрий Колода: Обычно приезжаю на работу пораньше, чтобы успеть воспользоваться «магией утра» - настроиться на продуктивный лад, продумать важные решения, подготовиться к встречам. Важно правильно спланировать день и отдельно выделить в календаре время не только на встречи (их много, ведь надо успевать встречаться и с сотрудниками, и с внешними экспертами), но и на работу с проектами, и на электронную почту. Стараюсь не пропускать ланч (хотя не всегда получается) - тем более что это отличная возможность встретиться с коллегами, либо прочесть пару актуальных статей. Вечером выделяю хотя бы 30-40 минут, чтобы позаниматься спортом. Мы вместе с детьми ходим в бассейн, ездим на велосипедах или занимаемся дома на турнике.



Все успеть невозможно, поэтому нужно выделять главные вещи, которые стратегически важны для достижения долгосрочного результата. Принять эти ограничения помогает смена перспективы. Имеет смысл фокусироваться на том, что будет действительно важно хотя бы через год, а лучше через 5 лет. Если человек достаточно удачлив, у него в жизни есть примерно 4 тысячи недель, не так уж и много – так что важен сознательный выбор человека, чем он занимается в каждый момент времени.



Многие люди не фокусируются на простых, но значимых вещах. Например, спят менее 7 часов, а ведь при недостатке сна ухудшается мыслительная деятельность, возрастает риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний, что вряд ли помогает им достигать высоких профессиональных результатов.


Medpred.ru: На платформе MEDPRED сейчас идет опрос «Работодатель Мечты» и мы видим, что многие уже заполнившие анкету не рассматривают варианты развития вне фармотрасли. А вы допускаете, что когда-то ваша деятельность не будет связана с фармой?  Какие ваши карьерные планы?

Дмитрий Колода: Я осознанно пришел в фармацевтическую индустрию много лет назад. Эта работа соответствует моим жизненным приоритетам – я вижу, как деятельность нашей команды каждый день приносит пользу людям, мне приятно рассказывать о ней детям, я с радостью еду в офис каждый день. Конечно, есть варианты приложения моих сил и в других сферах (например, в образовании), но пока я продолжаю самореализовываться в фарме.


Medical Science Liaison (Oncology Pipeline) The MSL role provides non-promotional medical support, helping ensure the safe and effective use of GSK Oncology medicines, by creating effective scientific interactions with Healthcare Professionals and professional associations.
    {
    "_id": "6193796094e6be70ade8d52e",
    "relevantpage": null,
    "section": {
        "_id": "5499612444e184280351d4b6",
        "__v": 0,
        "is_important": true,
        "sortindex": 30,
        "alias": "bezprofilnogoobrazovaniya",
        "name": "Люди фармы"
    },
    "__v": 1,
    "photo": "/i/ar/6193796094e6be70ade8d52e/imaged193ec6425d7f4ef8dd937474f0cf4c7.png",
    "putToMainPage": true,
    "categories": [
        {
            "_id": "53ce637a9b2276a21934d226",
            "meta": {
                "params": "",
                "count": 0,
                "access": 0,
                "ordering": 2,
                "editor": null,
                "checked_out_time": "0000-00-00 00:00:00",
                "checked_out": 0,
                "published": 1,
                "description": "<p><br mce_bogus=\"1\"></p>",
                "image_position": "left",
                "section": "19",
                "image": "",
                "alias": "2012-02-29-11-33-16",
                "name": "",
                "title": "Медицинский отдел",
                "parent_id": 0,
                "id": 143
            },
            "__v": 0,
            "alias": "medicinskiiy-otdel",
            "name": "Медицинский отдел"
        },
        {
            "_id": "5f0591ab05b400593ad2b536",
            "__v": 0,
            "alias": "lyudi-farmi",
            "name": "Люди фармы"
        }
    ],
    "type": "page",
    "tags": [],
    "temp": false,
    "published": true,
    "created_at": "2021-11-15T23:00:00.000Z",
    "search": "",
    "metadata": "Дмитрий Колода, медицинский директор AbbVie  в России и СНГ",
    "metadesc": "",
    "metakey": "",
    "ordering": "",
    "urls": "",
    "images": "",
    "state": "",
    "text": "<p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: Как вы пришли в фармотрасль? Какие задачи и вызовы вас мотивировали, вдохновляли? &nbsp;Расскажите о вашем профессиональном пути.</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b> В детстве врачи казались мне магическими персонажами – много знают, выполняют разные манипуляции, выписывают препараты и помогают людям. В школе я интересовался химией и биологией больше, чем математикой и физикой, и постепенно пришел к мысли о том, что хорошо бы поступить в медицинский. Решил разобраться сам, как сделать так, чтобы люди меньше болели. Родители меня поддержали, хотя сами не врачи: отец - военный, мама - инженер. В итоге я поступил в Сеченовский Университет (в то время он назывался Московской Медицинской Академией – ММА). Помимо учебы, я стал интересоваться научной работой. К счастью, в университете была уникальная возможность для развития – факультет подготовки научных и научно-педагогических кадров (ФПНПК), который в дополнение к стандартной программе давал студентам возможность заниматься научно-исследовательской деятельностью, готовил научных сотрудников. Это был принципиально новый формат обучения: маленькие группы, сильные однокурсники, лучшие преподаватели, два иностранных языка, стажировки за рубежом, ежегодные научные проекты. Высокая нагрузка и здоровая конкуренция сделали свое дело – большинство выпускников этого факультета сегодня определяет развитие российской медицинской науки в самых разных областях. Мне удалось поступить, и это было знаковое решение в моей жизни, которое во многом определило дальнейший профессиональный путь. Кстати, факультет подарил мне не только знания, но и знакомство с будущей супругой. С тех пор мы вместе больше 20 лет, растим двух замечательных детей.</p><p><br></p><hr><p><span style=\"color: rgb(156, 156, 148);\">Одновременно с практической работой я стал заниматься клиническими исследованиями. Это было очень интересно - новые препараты, международные стандарты проведения исследований, передовой край науки. Работа, естественно, велась в сотрудничестве с фармацевтическими компаниями. В какой-то момент компания «Новартис» предложила мне позицию советника в медицинском отделе. Я решил попробовать свои силы, тем более что задачи были тесно связаны с научной поддержкой бизнеса. С самого начала своей карьеры в фарминдустрии я работал в области сложных наукоемких продуктов. Ключевой фокус был на инновационных препаратах, сделавших существенный вклад в лечение болезни Альцгеймера и рассеянного склероза. Это был отличный опыт в сильной команде международной компании.</span></p><hr><p><br></p><p>Затем я перешел в «Р-Фарм» и занимался там созданием научного отдела «с нуля». Было чрезвычайно интересно, но в какой-то момент понял, что одного медицинского образования мне не хватает, ведь в меде не учили управлению, финансам и т.д. У меня появилась возможность поехать учиться в бизнес-школу INSEAD, а в дальнейшем получить дополнительное образование в области разработки лекарственных препаратов в Базельском университете. В этом городе, Мекке мировой фарминдустрии, множество компаний имеют свои штаб-квартиры, где работает примерно половина населения. Этот опыт очень пригодился мне в дальнейшей работе. Я стал лучше понимать себя - что мне интересно, каким может быть мой собственный путь.</p><p>В 2016 году я пришел в компанию «Такеда» в качестве медицинского директора, эта была должность с более широким функционалом, чем на предыдущих позициях, следующий важный шаг в профессиональном развитии. За 5 лет удалось многое сделать, серьезно трансформировать медицинскую функцию, мы с командой запустили ряд крупных исследований реальной клинической практики в онкологии и гастроэнтерологии, несколько цифровых медицинских проектов, трансформировали подход к диагностическим программам и региональной медицинской поддержке, разработали программы раннего доступа и программы поддержки пациентов.</p><p>В этом году я присоединился к компании&nbsp;AbbVie&nbsp;, что стало для меня новым личным вызовом и очень интересной возможностью поработать в новых условиях, в новой команде. В AbbVie в зону моей ответственности входят медицинская стратегия и развитие портфеля компании в онкологии, иммунологии, вирусологии, офтальмологии и неврологии, исследовательские инициативы и фармаконадзор в России и странах СНГ.</p><p>&nbsp;</p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: Есть ли разница в корпоративной культуре и принципах организации бизнеса в российских и международных фармкомпаниях?&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b>&nbsp;Безусловно, особенности корпоративной культуры есть в каждой компании – и в российской, и в международной. Хотя принципиальных отличий между глобальными компаниями с японскими, европейскими или американскими корнями сегодня больше нет. С моей точки зрения, гораздо сильнее на культуру компании влияют её лидеры, которые берут на себя ответственность за конкретные решения и конечный результат.</p><p>Несмотря на то, что российская фарма стартовала с очень низкой базы, потому что после распада СССР большая часть фармпредприятий осталась в странах Восточной Европы и бывших союзных республиках, сейчас многие российские фармкомпании уверенно конкурируют с «большой фармой». Приведу пример. Когда я пришел в 2016 году в «Р-Фарм», медицинский отдел компании только начал создаваться, а всего через 5 лет компания вела десятки доклинических и клинических исследований, в том числе за рубежом, обладала лицензионными правами и занималась собственным производством целого ряда инновационных молекул.</p><p>&nbsp;</p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: Как, с вашей точки зрения, &nbsp;изменялись задачи медицинских департаментов &nbsp;фармкомпаний за последние 10 лет?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b> В целом, медицинская функция (medical affairs) в фармкомпаниях относительно молодая и продолжает эволюционировать. С определенного момента стало понятно, что новые препараты настолько сложные и наукоемкие, что компаниям нужны внутренние эксперты, которые могут выявить незакрытые потребности врача и пациента в лечении определенного заболевания, правильно сформулировать научные сообщения и обучить сотрудников других функций.</p><p><br></p><hr><p><span style=\"color: rgb(156, 156, 148);\">Сегодня ожидания от медицинского отдела растут, уже недостаточно делать слайды и одобрять промоматериалы – важно формулировать медицинскую стратегию развития бренда, развивать сотрудничество с внешними экспертами и выстраивать эффективную медицинскую коммуникацию, чтобы понятным языком довести до обычного врача актуальные научные данные. Если препарат предназначен для лечения редкого заболевания или представляет собой принципиально новый подход в лечении хорошо изученного заболевания, необходима заблаговременная подготовка к лончу,&nbsp; и здесь сотрудники медицинского отдела первыми начинают свою работу (за 18-24 месяца до регистрации). Чем сложнее препарат, тем больше усилий нужно приложить для подготовки к выводу его на рынок.</span></p><hr><p><br></p><p>В некоторых компаниях медицинские советники отвечают за весь спектр вопросов: и за исследования, и за работу c внешними экспертами, и за организацию мероприятий. В медицинских отделах других компаний вводится дополнительная специализация: часть сотрудников занимается поиском медицинской информации, часть - фокусируется на медицинских цифровых проектах и т.д. &nbsp;Сейчас развивается направление клинических исследований. Если раньше крупные проекты 2 и 3 фазы в основном были организованы международными компаниями, то сейчас целый ряд российских компаний проводит свои клинические исследования, в рамках разработки собственных молекул, и часто делают это полностью самостоятельно. Соответственно, штат R&amp;D подразделений растет.</p><p>&nbsp;</p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: Как в связи с этой трансформацией изменились требования к специалистам медотдела? По каким критериям вы набираете людей в команду?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b>&nbsp;Человек должен не только иметь профессиональные знания на экспертном уровне, но и разделять наши ценности. В первую очередь, речь идет о честности и упорстве. Нам нужны неравнодушные и активные люди, желающие менять статус-кво. &nbsp;Важно, чтобы человек был ответственным, креативным, умел общаться. Также он должен любить учиться, но не в смысле непрерывно собирать сертификаты и дипломы, а быть любопытным, не бояться экспериментировать, задавать себе и окружающим новые вопросы и находить оригинальные решения, то есть быть последователем концепции «lifelong learning».</p><p>&nbsp;</p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: Нужен ли опыт работы?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b> Много людей приходит без опыта работы в индустрии, и это не страшно. Например, если научный сотрудник, который защитил кандидатскую диссертацию на профильной кафедре, апплицируется на позицию регионального медицинского советника в фармкомпанию, теоретически у него уже все необходимые компетенции есть: он разбирается в определенной нозологии, умеет писать научные статьи, делать презентации, публично выступать. Важно, чтобы он умел отлично коммуницировать, находить нужные слова для разных аудиторий, устанавливать эмоциональный контакт с собеседником.</p><p>&nbsp;</p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: Какие возможности работы в фармкомпаниях для молодых ученых?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b> В первую очередь, молодому ученому нужно понять, в какой именно области есть желание развиваться. Прикладной медицинской наукой занимаются многочисленные стартапы и у нас, и за рубежом, они пытаются перевести достижения фундаментальной науки в практическую плоскость.</p><p>Большую часть науки даже мультинациональные компании делают в одном-двух глобальных центрах R&amp;D – «Новартис» в Базеле, «Такеда» в Бостоне, AbbVie в Иллинойсе и Массачусетсе. В эти локации сложнее попасть из России, только если есть подходящее образование и компетенции, имеет смысл подавать заявку на открытые вакансии. Есть R&amp;D центры и у российских компаний.</p><p>Наиболее интересные лабораторные разработки проверяются сначала в доклинических, а затем в клинических исследованиях. Это по-своему интересная, хотя и серьезным образом регламентированная область, здесь во главу угла ставится точное следование протоколу исследования.</p><p>Возможностей очень много. Молодой ученый, если он любопытный, креативный человек, способный к обучению, настойчивый, умеющий искать и анализировать информацию, очень быстро способен стать частью команды. </p><p>С точки зрения возможных позиций в медицинском отделе – это может быть </p><ul><li>региональный медицинский советник (medical scientific liaison, MSL), </li><li>монитор клинических исследований (clinical research associate, CRA), </li><li>специалист по биостатистике (biostatistician),</li><li>медицинский писатель (medical writer).</li></ul><p>&nbsp;</p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: Человек работает в продажах и хочет перейти в медицинский отдел. Какие оптимальные шаги? Чему и как учиться, на что обращать внимание?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b> В целом, это довольно распространенная история развития. Нередки случаи, когда медицинский представитель, региональный менеджер или менеджер по работе с ключевыми клиентами (KAM) решает попробовать себя в роли MSL. Здесь важно использовать свои сильные качества. Обычно у хороших сотрудников из продаж отлично развиты навыки целеполагания, коммуникации, убеждения. Другое дело, что у них должна быть выражена склонность к научной работе, к изучению специализированной литературы, навыки ведения научной дискуссии и так далее. Некоторые компании предлагают обучающие программы и/или стажировки в медицинском отделе, чтобы дать возможность попробовать себя сотрудникам других функций.<b></b></p><p>&nbsp;</p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: Насколько реально медицинским специалистам, работающим в фармкомпаниях в России, сделать международную карьеру – переехать в Европу, Америку, другие страны? Как может выглядеть этот карьерный трек? &nbsp;Какие варианты удаленной работы на зарубежных рынках? А у вас есть такие амбиции – реализоваться не только на локальном рынке?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b>&nbsp;Международная карьера в фарминдустрии абсолютно реальна, десятки моих коллег и знакомых проделали соответствующий путь. Более того, я нередко сам начинаю обсуждение такой возможности со своими сотрудниками, и, если им это интересно, помогаю разработать соответствующую программу развития. Классический пример – сотрудник, являясь экспертом в определенной нозологии или терапевтической области, за несколько лет проходит путь от MSL/ медицинского советника до медицинского менеджера / руководителя терапевтического направления и, демонстрируя высокие результаты, в итоге получает предложение занять пост руководителя терапевтического направления в региональной / глобальной штаб-квартире.</p><p><br></p><hr><p><span style=\"color: rgb(156, 156, 148);\">Есть и другие варианты. Например, в медицинском отделе AbbVie мы очень большое внимание уделяем развитию будущего портфеля компании. У нас даже есть выделенные региональные медицинские советники, ответственные за исследования препаратов, которые выйдут на российский рынок через 3-4-5 лет (так называемые pipeline MSL). Эти сотрудники отвечают за взаимодействие с исследовательскими центрами не только в России, но и в некоторых европейских странах.</span></p><hr><p><br></p><p>Вообще, в AbbVie отличные возможности для удаленного и гибридного форматов работы. Многие сотрудники работают там, где им удобнее. Например, региональная штаб-квартира находится в Париже, но сотрудники прекрасно взаимодействуют, находясь в Дублине, Загребе, Дубае, Йоханессбурге и т.д.</p><p>Что касается меня – я родился и вырос в Москве, и очень люблю этот город, здесь живут мои близкие, работают мои друзья, учатся мои дети. С точки зрения качества жизни Москва уже не уступает, а в чем-то превосходит многие европейские города. Так что для меня самореализация больше зависит от профессиональных задач, чем от места проживания.</p><p>&nbsp;</p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: </b><b>Если говорить о тенденциях развития фарминдустрии в целом, на чем в долгосрочной перспективе будет сконцентрировано внимание ведущих фармацевтических игроков? Все больше компаний биг фармы смещают фокус своей деятельности в сторону нишевых и узких направлений. С чем это связано?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b>&nbsp;С точки зрения технологий фармацевтические компании, как и другие индустрии, всё больше внимание уделяют DARQ – четырём ключевым технологиям, которые станут катализатором изменений в ближайшем будущем:</p><ul><li>распределенные реестры (Distributed Ledger), </li><li>искусственный интеллект (Artificial Intelligence), </li><li>расширенная реальность (Extended Reality) </li><li>квантовые вычисления (Quantum Computing).</li></ul><p><br></p><p>Если говорить о более узких специализированных технологических подходах, актуальных для фарминдустрии, то стоит упомянуть пять:</p><p><br></p><p> </p><ul><li>продвинутые цифровые коммуникации со специалистами здравоохранения (digital storytelling), </li><li>мониторинг социальных сетей (social media listening), </li><li>вовлечение пациентов и пациентских организаций в принятие ключевых решений в области здравоохранения (patient engagement), </li><li>использование данных реальной клинической практики (real world evidence),</li><li>разработка новых терапевтических модальностей (генная и клеточная терапия).</li></ul><p><br></p><p>Именно поэтому мы фокусируемся на внедрении этих подходов и развитии соответствующих компетенций у сотрудников.</p><p>Действительно, интерес к орфанным заболеваниями за последнее десятилетие серьезно возрос. Логика очень проста. Часто для этих заболеваний не существует адекватного лечения, а конкретная компания, обладающая соответствующей технологией, стремится занять уникальную нишу, тем более что во многих странах регуляторные органы поощряют разработку и регистрацию орфанных препаратов, оптимизируя требования к регистрации таких продуктов.</p><p><br></p><hr><p><span style=\"color: rgb(156, 156, 148);\">Тем не менее, в долгосрочной перспективе очень большое внимание будет уделяться таким широким областям, как онкология, иммунология и заболевания ЦНС. Здесь бремя заболеваний огромно, потребности пациентов и врачей часто остаются незакрытыми и неудовлетворенными, соответственно, есть огромный потенциал для фарминдустрии. Особенно это касается нейронаук - с точки зрения перспектив роста фармбизнеса через 7–10 лет заболевания ЦНС могут стать «второй онкологией». &nbsp;</span></p><hr><p><b><br></b></p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: </b><b>В разработке новых молекул в последнее время эффективными оказываются маленькие стартапы и лаборатории, а компании биг фармы управляют дистрибуцией и продажами, приобретая разработчиков. Почему маленькие команды чаще находят инновационные решения, чем гиганты?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b>&nbsp;Действительно, в последние годы до половины препаратов, выходящих на мировой рынок, были разработаны небольшими биотехнологическими компаниями. Данная модель обусловлена низким процентом успеха каждого отдельного R&amp;D проекта (лишь одна из 10 молекул, которые начинают изучаться в клинических исследованиях, доходит до регистрации), поэтому большим компаниям интересно входить в партнерство с множеством небольших компаний с тем, чтобы дерискинг происходил на этапе стартапа. С другой стороны, крупные компании обладают необходимой инфраструктурой, чтобы обеспечить клинические исследования, регистрацию и быстрый вывод на рынок в большом количестве стран. В России у AbbVie на разных стадиях находится более 60 клинических исследований инновационных препаратов, мы даже запускаем исследования на ранних фазах (в том числе, на первой фазе) и обеспечиваем как можно более быстрый вывод на российский рынок параллельно с выводом на рынок в США и ЕС. У нас за последние годы есть примеры, когда препарат был зарегистрирован в России раньше, чем в США и Европе. Это практически недостижимо для биотехнологического стартапа.</p><p><br></p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: </b><b>Какие направления для компании</b><b> </b><span style=\"font-weight: bold;\">AbbVie</span> <b>сегодня приоритетные?</b><b></b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b> Стратегическими областями для компании являются онкология, иммунология, офтальмология и неврология. Компания инвестирует очень серьезные средства в &nbsp;R&amp;D проекты: в 2020 году общая сумма инвестиций в исследования и разработки составила $5,8 миллиардов. Более 70 тысяч пациентов из 60 стран мира были включены в клинические исследования в 2020 году. Компания имеет 8 научно-исследовательских центров и 20 производственных площадок по всему миру. При этом 75% наших клинических исследований связаны с молекулами, имеющими принципиально новый механизм действия, что поможет компании удерживать технологическое лидерство в среднесрочной перспективе.</p><p><br></p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: Опишите вкратце свой рабочий день. Есть ли в нем время на активности, не связанные с работой? Как вы отдыхаете?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b>&nbsp;Обычно приезжаю на работу пораньше, чтобы успеть воспользоваться «магией утра» - настроиться на продуктивный лад, продумать важные решения, подготовиться к встречам. Важно правильно спланировать день и отдельно выделить в календаре время не только на встречи (их много, ведь надо успевать встречаться и с сотрудниками, и с внешними экспертами), но и на работу с проектами, и на электронную почту. Стараюсь не пропускать ланч (хотя не всегда получается) - тем более что это отличная возможность встретиться с коллегами, либо прочесть пару актуальных статей. Вечером выделяю хотя бы 30-40 минут, чтобы позаниматься спортом. Мы вместе с детьми ходим в бассейн, ездим на велосипедах или занимаемся дома на турнике.</p><p><br></p><hr><p><span style=\"color: rgb(156, 156, 148);\">Все успеть невозможно, поэтому нужно выделять главные вещи, которые стратегически важны для достижения долгосрочного результата. Принять эти ограничения помогает смена перспективы. Имеет смысл фокусироваться на том, что будет действительно важно хотя бы через год, а лучше через 5 лет. Если человек достаточно удачлив, у него в жизни есть примерно 4 тысячи недель, не так уж и много – так что важен сознательный выбор человека, чем он занимается в каждый момент времени.</span></p><hr><p><br></p><p>Многие люди не фокусируются на простых, но значимых вещах. Например, спят менее 7 часов, а ведь при недостатке сна ухудшается мыслительная деятельность, возрастает риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний, что вряд ли помогает им достигать высоких профессиональных результатов.</p><p><br></p><p><b>Medpred</b><b>.</b><b>ru</b><b>: На платформе </b><b>MEDPRED</b><b> сейчас идет опрос «Работодатель Мечты» и мы видим, что многие уже заполнившие анкету не рассматривают варианты развития вне фармотрасли. А вы допускаете, что когда-то ваша деятельность не будет связана с фармой?&nbsp; Какие ваши карьерные планы?</b></p><p><b>Дмитрий Колода:</b> Я осознанно пришел в фармацевтическую индустрию много лет назад. Эта работа соответствует моим жизненным приоритетам – я вижу, как деятельность нашей команды каждый день приносит пользу людям, мне приятно рассказывать о ней детям, я с радостью еду в офис каждый день. Конечно, есть варианты приложения моих сил и в других сферах (например, в образовании), но пока я продолжаю самореализовываться в фарме.</p><p><br></p>",
    "outercode": "",
    "introtext": "<p><img src=\"/i/ar/6193796094e6be70ade8d52e/imaged193ec6425d7f4ef8dd937474f0cf4c7.png\" data-filename=\"Untitled design (1).png\" style=\"width: 680px;\"><br></p><p>Почему медицинская функция фармкомпаний становится стратегической? Какие возможности профессионального развития есть у врачей и молодых ученых в фарме? Как медицинским специалистам, работающим в фармкомпаниях в России, сделать международную карьеру? И на чем в долгосрочной перспективе будет сконцентрировано внимание ведущих фармацевтических игроков?</p><p><span style=\"font-weight: bold;\">Разговариваем с Дмитрием Колодой, медицинским директором AbbVie&nbsp; в России и СНГ</span></p><div><div><div id=\"_com_1\" class=\"msocomtxt\" language=\"JavaScript\"><a name=\"_msocom_1\"></a><p><br></p></div></div><div><div id=\"_com_2\" class=\"msocomtxt\" language=\"JavaScript\"></div></div></div>",
    "oldurl": "",
    "staticurl": "",
    "alias": "koloda",
    "sphinxid": 0,
    "name": "«Имеет смысл фокусироваться на том, что будет действительно важно хотя бы через год, а лучше через 5 лет»"
}

Последние публикации

Кому в фарме жить хорошо?

Подпишись на нашу рассылку и получай раз в месяц обзор новых вакансий, лайфхаки о работе и сравнительные индексы работодателей
Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.
Нажимая на кнопку «Подписаться» я соглашаюсь с Политикой обработки персональных данных